Для полноценной работы с сайтом, пожалуйста, зарегистрируйтесь.
ГлавнаяРегистрацияВход
Суббота, 23.06.2018, 12:11
Форма входа
Меню сайта

Календарь новостей
«  Март 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Друзья сайта


Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » 2010 » Март » 15 » Зоран Плохл и Татьяна Лагвинович: Верьте в себя и будьте уверены в выбранном пути
Зоран Плохл и Татьяна Лагвинович: Верьте в себя и будьте уверены в выбранном пути
14:18

Не могу пропустить мимо Вашего внимания эту статью... это интервью... наверно, потому что сам сильно симпатизирую этой паре... особенно партнёру... вы сами все сможете понять мои мысли, возможно, и симпатию, когда прочитаете статью... когда посмотрите видео... надеюсь, Вам понравится! Итак... Зоран Плохл и Татьяна Лагвинович...




Интервью с Зораном Плохлом и Татьяной Лагвинович (Plohl Zoran - Lahvinovich Tatsiana) состоялось на следующий день после их победы в латиноамериканской программе среди любителей на UK Open 2010 в Борнмуте (Англия). Зорана мы сначала даже не узнали при встрече – настолько по-другому он выглядел вне паркета. Зоран и Татьяна являются национальными чемпионами Хорватии, победителями турнира IDSF Grand Slam 2009 и финалистами чемпионатов мира и Европы.


- Поздравляем вас с победой и первым "UK-титулом"!

Зоран и Татьяна: Спасибо!

- Раньше вы представляли Словению, а теперь Хорватию. А вы сами хорваты или словенцы?

Зоран: Я словенец, но у меня два паспорта - словенский и хорватский, а Татьяна из Беларуси, и у нее белорусский и словенский паспорт. Уже 2 года мы танцуем за Хорватию, а живем в Любляне, в Словении.
- Расскажите о себе: когда и как вы начали танцевать, как познакомились.

Татьяна: Когда я начинала, мои родители танцевали, поэтому я решила, что обязательно тоже буду заниматься танцами. Я еще толком ходить не умела, но уже было решено, что буду танцевать.

Заниматься я начала в 6 лет, а в 7 танцевала на своем первом турнире. Я родилась в Минске (Беларусь), в 20 лет встала в пару с партнером из Беларуси, и мы довольно успешно выступали в нашей стране, пока Зоран не пригласил меня в Словению.

Зоран: Я начал заниматься танцами немного позже, чем Татьяна – в 9 лет. Вообще это довольно забавная история, потому что я никогда не думал, что буду танцором. Когда мне было 5 или 6 лет, я играл в теннис. И это было довольно серьезным увлечением для меня. Я занимался три года, но потом я заболел и больше не играл.

Как раз в тот момент в Словении появились бальные танцы. Не знаю, как это случилось, но очень скоро танцы стали действительно популярными, и все начали ими заниматься. С другой стороны, это было очень дешево, примерно как если бы сейчас мы платили 1-2 евро за курс из 8 занятий. И я попробовал. Первое время желающих танцевать было так много, что выбирали несколько человек, им вручали конверт, где было сказано, что их выбрали и предлагали присоединиться и стать танцорами. Через год я начал выступать в категории "Дети".

- ... а потом?

Зоран: Должен сказать, у меня была довольно успешная танцевальная карьера. В юниорах – это, кажется, 12-13 лет – я выиграл Junior Blackpool в европейской программе и был 3 или 4 в латине. В 15-16 лет я выиграл международный турнир по европейским танцам и занял 2 место в латине. Потом на Блэкпуле был вторым и третьим в латине. Выступая в категории "Молодежь" я стал чемпионом мира по 10 танцам и занял 4 место на чемпионате мира по европейской программе. А когда мне было 20, мы встали в пару с Татьяной, и началась наша общая карьера.


- А как вы познакомились?

Зоран: Татьяна, лучше ты расскажи.

Татьяна: Мы с моим предыдущим партнером участвовали в турнире в Градец-Кралове (Чешская республика). Я так хорошо помню этот турнир, потому что для меня он был особенным. Я впервые танцевала на открытом соревновании международного уровня, на мне было восхитительное новое платье, я нанесла автозагар, и все шло хорошо.

На том турнире мы впервые вышли в финал и заняли 4 место. В судейской бригаде было трое судей, чьи имена я помню до сих пор: Hubert De Maesschalck из Бельгии, Branko Bohak из Словении и Jerry Abrate из Италии. Они очень пристально следили за моим танцем во время турнира и дали нам 1 место. Я сказала тогда, что это был лучший турнир в моей жизни.

Это было отличное начало. В то время я также танцевала европейскую программу, и участвовала в турнире по этой программе на следующий день. Тогда одна пара ударила меня локтем в голову и для меня турнир закончился. Так что было одновременно и радостно, и грустно. Но с самого начала до самого конца в этом турнире для меня было что-то очень особенное. А через 2 месяца...

Зоран: Нет, это было через месяц.
Татьяна: Но за 2 месяца до того, как я его получила. Через 2 месяца мы выступали на соревновании в Минске, ко мне подошла жена президента федерации, вручила мне маленький кусочек бумаги со словами "У меня для тебя кое-что есть" и исчезла. Я подумала, что здесь что-то не так.

Я посмотрела на записку – это был факс из Словении, в котором было написано: "Пожалуйста, помогите нам найти адрес Татьяны Лагвинович". Я никогда не думала о том, что могу относиться к тем людям, которые уезжают выступать за другую страну. Да я и не думала об этом, потому что у меня была довольно счастливая жизнь в Минске, я уже преподавала в школе танцев.

У меня были ученики, свои пары. "О, боже" – думала я. Даже держа в руках эту записку, я говорила себе: "Не знаю, может я что-то потеряла, а в Словении нашли". Я послала ответ, что это я, и через 5 минут получила длинное письмо с представлением Зорана и всех его результатов.

До момента, когда я читала письмо, мы никогда не соревновались друг против друга. Мой партнер был старше, и мы выступали в другой возрастной категории. Кроме того, это был тот возраст, когда ты быстро переходишь из одной возрастной категории в другую. Так что мы никогда не пересекались на паркете.

Сначала я не поверила, говорила себе: "Это невозможно, чемпион мира! Лучше все проверить". Но это было правдой. Мне написали: "Мы действительно хотим, чтобы вы попробовали танцевать вместе. Пожалуйста, ответьте, если вам это интересно". Я все еще не могла в это поверить, но в ответ написала одно предложение "Да, мне интересно" (смеется).

Я снова получила длинное письмо с описанием всех условий, планов и прочего. Потом все произошло очень быстро. Нужно было участвовать в соревнованиях, а всем странам Советского Союза для въезда нужна была виза. Мы с партнером тогда планировали поехать на открытый турнир в Копенгаген, и я должна был отдать свой паспорт для оформления визы. Так что мне пришлось объяснить партнеру, что я хочу поехать в Словению. Мы отменили нашу поездку на турнир, но он сказал мне, что понимает и на моем месте поступил бы также.

Зоран: Ты не рассказала самого интересного – что мы никогда до этого не видели друг друга.

Татьяна: Да, мы никогда раньше не встречались. Это была инициатива тренеров.

Зоран: Мои тренеры сказали мне, что есть девушка, с которой мне нужно встать в пару. И я ответил: "ОК, я доверяю вам", потому что я всегда верил своим тренерам. Я действительно думал, что она то, что мне надо, потому что в тот момент у меня было много вариантов партнерш, с которыми нужно было пробоваться, но ни с одной из них я никогда не хотел вставать в пару, я хотел танцевать только с ней. И это были даже не пробы, потому что она приехала со всеми своими вещами.
Татьяна: Это так, потому что они писали о планах и датах турниров. Больше всего мне понравилось, когда они написали, что через три недели нам танцевать на чемпионате Словении.

Зоран: И мы станцевали.

Татьяна: А через полгода они планировали выступление на чемпионате Европы в программе 10 танцев.

Зоран: В общем, я не знал, как она выглядит и в аэропорт приехал со всей своей семьей.

- Сколько вам было тогда лет?

Татьяна: 20 лет.

Зоран: Я ждал в аэропорту и поскольку не представлял, как она выглядит, искал какой-нибудь знак, сумку с именем или что-то еще.

Татьяна: В то время ведь не было телефонов, как сейчас.

Зоран: Из аэропорта вышла девушка, и мой отец взволнованно сказал: "Вот, это она". А я сказал: "Да нет, не может быть". "Да, это она, иди, давай, иди", - говорил он. "Да, нет, это не она", - повторял я.

Потом сразу же за этой девушкой, из дверей вышла другая девушка, примерно вот так... (в этот момент Зоран изобразил нам покачивающуюся походку и искаженное лицо человека, который тащит что-то очень тяжелое) с огромной сумкой.

Маленькая девушка с огромной сумкой, и я сказал: "Вот это она". "О, нет" - разочарованно сказал отец. "Точно, это она. Видишь сумку Choice, такие носят танцоры, так что это она".

Я подошел и сказал: "Привет, Татьяна". В ответ услышал: "Таня". Я подумал: "Ладно, не важно. Пошли". Мы пошли к машине, и уже в машине я еще минут пять думал, а та ли это девушка? И так мы ехали.

Татьяна: он рассказал мне об этом позже! В моей стране Татьяна – это полное имя, а Таня – короткое, но в Словении это абсолютно разные имена.

Зоран: И для меня было странно, когда я назвал ее "Татьяна", а она сказала "Таня". Теперь мне предстояло проверить, та ли это девушка, и я спросил, что она больше любит стандарт или латину. Она ответила "латина", и я успокоился.

Когда мы добрались до Словении (мы встречали ее в Вене), мы пошли к нам домой обедать. Через полчаса после обеда Татьяна сказала: "Давай, пошли". Это было после 8 вечера, поэтому я поинтересовался, куда.

"На тренировку, пробоваться", - ответила она. И мы пошли. Пришли в зал, потанцевали что-то около минуты, я сказал "да", и она сказала "да".

Татьяна: Мы просто склонили головы друг к другу и немного потанцевали.

Зоран: Это была всего минута - совсем не как сегодня, когда мы можем танцевать неделю, месяц. А потом мы тренировались и через три недели выступали на чемпионате Словении, где заняли 3 место. Это был хороший результат, потому что мы выступали в любителях, где 1 место занял Скуфка, а 2 – Крайчер. А это были топовые пары, и для нас такой результат действительно был победой.
- В каком году это было?

Зоран: В 2000, 10 лет назад.

Татьяна: Потом в этом же году мы выступали на чемпионате Европы по 10 танцам и заняли 4 место. Все происходило стремительно, очень стремительно.

- Интересно, что когда мы беседовали с Риккардо и Юлией, они сказали, что, как только они начали танцевать вместе, они оба сразу поняли, что сделали правильный выбор.

Зоран: Это и забавно и необычно одновременно, потому что у меня было много вариантов, а также в то время были проблемы с деньгами, кроме того я никогда ее не видел. Но я сказал себе: "Думаю, я хочу танцевать с этой девушкой".

И когда мы пробовались тогда, я понял, что не ошибся. Ты просто чувствуешь это, и больше ничего не надо.

- Какой результат вы считаете лучшим и гордитесь больше всего? Возможно даже не лучший ваш результат в карьере.

Татьяна: Сложный вопрос... Я очень хорошо помню мое первое выступление на чемпионате страны. Помню, что ехала домой в машине и думала: "Боже, я должно быть самый счастливый человек на свете". Это первый пример, а второй – участие в чемпионате мира в Венгрии в 2005 году.

Зоран: Да, точно. Но это было в 2006.

Татьяна: Мы снова стали третьими. Я помню, стою на пьедестале, и ощущение счастья просто переполняет меня.

И потом, конечно, последний Блэкпул. Мы танцевали со Стефано на одном турнире, и совсем не беспокоились о результате. Мы сказали себе, что не можем думать о результатах. Мы просто выйдем в финал и всё. Мы очень хотели насладиться своим выступлением в финале, потому что это великолепный опыт, и сам турнир, всё было чудесно. И когда объявили наше 2 место, Зоран выбежал на паркет, и я не могла поверить, что это случилось.

Ну и конечно вчера, было очень приятно быть на паркете. Мне очень понравилось, когда Лен Армстронг сказал нам: "Теперь у вас этого никто не заберет. Вы войдете в танцевальную историю как победители UK Open".

После этого, когда я разговаривала с мамой по телефону, я сказала ей: "Представляешь, даже через 100 лет мое имя будет в списке победителей этого турнира". Ты действительно чувствуешь огромную гордость, ведь ты наконец вознагражден за все часы работы и принесенные жертвы.

- Вы когда-нибудь подробно анализировали оценки судей: что вам поставил тот или иной судья или вы думали "все, это результат, и я не могу его изменить"?

Зоран: Раньше мы много раз это делали. Как и многие, мы проверяли свои оценки и прочее, но со временем понимаешь, что это неважно. Важно то, как ты танцуешь, и какой результат ты получаешь. Ты не можешь ни на что повлиять, кроме своего танца и своего мастерства. И это то, что мы делаем, мы – танцоры. И за последние два года мы никогда не проверяли свои оценки. Вокруг есть люди, которые сверяют и говорят нам. Раньше было очень важно, кто будет в судейской бригаде, а сейчас не очень. И в частности этот Блэкпул преподал нам хороший урок.

Татьяна: Если ты действительно хорошо танцуешь, то не важно, кто судит – у тебя будет результат.

Зоран: Все зависит от тебя. Твои усилия будут вознаграждены, если ты покажешь, что ты хорош, что ты стал лучше, что ты действительно увлечен этим искусством – танцем. Люди оценят тебя, и это здорово.

- Я много анализирую оценки судей, и меня очень заинтриговала ситуация на International Open Championship. Если заменить одного судью, то результат мог бы быть уже совсем другим.

Татьяна: Да, мы знаем, на International Championship, если бы одна оценка за джайв была другой, мы могли бы выиграть соревнования.

Зоран: Да, счет по танцам был 3:2 с Алексеем (Сильде - прим. ред.) Думаю, в определенный момент мы все очень разные.

Татьяна: Особенно первые три пары.

Зоран: Одному судье нравится одно, другому – другое, то есть кто, что предпочитает. Но в итоге мнения схожи.

- Татьяна, когда вы говорили о том, что приходится многим жертвовать, вы посмотрели на Зорана. А вам многим приходилось жертвовать?

Татьяна: Я посмотрела на него, потому что повторила его слова. Как раз вчера, когда мы сидели в раздевалке, он был таким тихим, что я спросила: "Ты счастлив?". И он ответил: "Мне так хорошо. Я чувствую, что вознагражден за все то, чем мне пришлось пожертвовать в жизни". Поэтому, повторив его слова, я посмотрела на него. На самом деле, мне кажется, все танцоры и все пары жертвуют многим.

Когда общаешься с обычными людьми, которые не связаны с танцами, они просто не понимают, как мы можем так жить. Например, сейчас мы будем вдали от дома почти целый месяц, потому что нам всегда нужно куда-нибудь ехать. Отсюда мы поедем в Париж, из Парижа – в Гётеборг, потом в Пфорцгейм. Некоторые думают, что это интересно и увлекательно.

Зоран (перебивая):... но не 20 лет подряд.

Татьяна: Это очень тяжело. Никогда не бывает возможности просто отдохнуть дома.

- Мы заметили, что вы путешествуете больше, чем большинство других пар. Смена часовых поясов - это, должно быть, ужасно...

Татьяна: Сейчас ситуация уже лучше, и нам приходится ездить меньше, чем раньше. Два-три года назад кто-то подсчитывал, и мы поставили рекорд. Из всех пар мы приняли участие в самом большом количестве турниров. Но теперь мы стараемся более разумно планировать свой график.

Зоран: Мы начали понимать, что когда ты выступаешь на таком количестве турниров, это влияет на качество танца – теряешь вдохновение, оригинальность. Танец становится более механическим, более конкурсным и спортивным.

Татьяна: Ты хочешь развиваться, но на это нет времени.

Зоран: И это не выход. Мы постарались отменить максимум возможных турниров, и вместо этого тренировались, сколько могли. Мы решили выступать на крупных соревнованиях, чтобы там продемонстрировать все, на что мы способны.

Татьяна: Возвращаясь к вашему вопросу о смене часовых поясов. У меня с этим никогда не было проблем, потому что я всегда так устаю после тренировок и прочего, что если есть возможность поспать, я сплю. Но вот у Зорана так не получается.

Зоран: У меня с этим всегда проблемы. Я никогда не могу спать.

Татьяна: Когда в Австралии, в Мельбурне был чемпионат мира, мы знали, что у Зорана будут эти проблемы. Мы приехали за 5 дней до турнира, через 4 дня он был в порядке, и мы выступали на турнире.

- Когда вы столько путешествуете и танцуете, это ваш собственный выбор или вас приглашают организаторы и т.п.?

Зоран: Знаете, так было раньше, и мы считали, что это хорошо. Возможно, мы чувствовали себя обязанными сказать "да". Это с одной стороны, а с другой, мы хотели участвовать в соревнованиях для своего собственного имиджа, а потом были турниры Grand Slam, международные открытые турниры, участие в которых очень важно для нас, для набора рейтинговых очков IDSF, потом кубки мира, Европы...

Татьяна: Но мы также чувствовали, что должны идти навстречу.

Зоран: Мы выступали практически каждую неделю, и не осознавали этого, пока не сказали друг другу, что это слишком много и пора меньше ездить. Выступая каждую неделю, мы себя прекрасно чувствовали, потому что, танцуя по 5 раундов в неделю, ты действительно остаешься в отличной форме. Так что плюс в том, что ты в хорошей танцевальной форме, но минус, как я уже говорил, в том, что твой танец утрачивает оригинальность, ты теряешь те интересные качества, которые отличают хороший танец.

- Есть что-то, чем вам хотелось бы заниматься помимо танцев, но вы не могли себе позволить?

Татьяна: Нет.

- То есть танцы для вас - всё...

Зоран: Я думаю, это потому, что наш мир другой. Мы не знаем реальной жизни. Мы живем в мире танца, и чтобы ни говорили, мне кажется, он прекрасен. Все эти соревнования, эти прекрасные люди, мы не видим или не чувствуем реальности окружающего мира. И я не думаю, что кто-то из танцоров может пожаловаться, мы все должны получать удовольствие от прекрасного мира танца, в котором живем.

Татьяна: Для меня это всегда было очень четко: это мое, это моя жизнь. И с самого начала я знала, что хочу этим заниматься.

Зоран: Иногда думаешь, что тебе так плохо, что ты так устал, но ты все равно делаешь.

- У вас есть какая-то цель и поэтому вы решили, что должны каждый день тренироваться по 4-5 часов?


Зоран: Хорошо, я отвечу. Татьяна не может говорить об этом (твердо сказал он, но с юмором). У меня партнерша, как бы это сказать.. надо подобрать правильное слово.. она не организованная, а просто настоящий командир (смеется), и если я не буду тренироваться в течение многих часов, поверьте мне, она меня повесит! Обычно, если мы не тренируемся хотя бы 5 или 6 часов, она говорит, что этого недостаточно. "Чем мы занимаемся? – говорит она. - Давай, пошли тренироваться".

Татьяна: Люди ходят на работу, а для нас танцы – наша работа.

Зоран: Один раз мы тренировались как сумасшедшие, и я уже не мог ходить, а она говорит: "Поехали тренироваться". "Куда? – в шоке спрашиваю я, - уже вечер". А она отвечает: "Поехали в Семли".

Татьяна: А мы были в Лондоне.

Зоран: Я ей говорю "нет, я не могу, я уже не могу ходить". "Нет, мы должны тренироваться", - говорит она. "Нет, - говорю. – я не могу". А она все продолжает и продолжает. В итоге я сказал: "Послушай, я всего лишь словенец, и я не могу ехать".

Зоран:(жалобным голосом) "Я всего лишь словенец, и я не могу ехать" (акцент на слове "всего лишь" внезапно заставляет ее рассмеяться).

Зоран: Эти русские, словно монстры. Они будут продолжать, продолжать и продолжать без остановки.

Татьяна: Но ведь он поехал на тренировку

Зоран: Да, я сделал это - у меня просто не было другого выбора. Даже, когда я не могу ходить, мы должны тренироваться. Но на самом деле, это правильно; нужно заставлять себя выходить за рамки своих возможностей, и те, кто делает это, добивается успеха.

- А вы являетесь парой в жизни?

Зоран: Были, но теперь уже давно нет.

- Интересно, а почему Татьяна имеет на вас такое влияние?

Зоран: На самом деле, мы жили вместе и были лучшими друзьями. Она знает обо мне все, и я знаю о ней все. Мы вместе 24 часа в сутки. Вообще, самое сложное это, когда сначала вы – пара, а потом расстаетесь.

Татьяна: Да, это довольно тяжело.

Зоран: Это очень сложный период. У большинства пар такие проблемы. Но мы легко прошли через это, потому что знали, что самое важное - то, что танцуем вместе; и все, что мы делаем - ради танцев.

Татьяна: Действительно, мы оба хотели танцевать вместе. Независимо от того, какие у нас проблемы или что нам трудно, мы знали, что справимся.

Зоран: Именно поэтому у нас такие ровные и спокойные отношения сейчас. Как только возникает какой-то спорный вопрос, мы знаем, что есть правила. Мы их не устанавливаем, но есть некоторые правила, когда мы знаем, что и как делать. Мы танцуем вместе уже 10 лет, и мы знаем друг друга.
- А у вас есть партнеры вне паркета или на это нет времени?

Зоран: Иметь серьезные отношения очень сложно, потому что мы все время проводим вместе, много ездим, и действительно на это нет времени. У нас есть друзья, но это просто друзья – ничего серьезного не может быть. Потому что заводить серьезные отношения, было бы несправедливо по отношению к другому человеку.

Татьяна: Они одни, сидят дома в ожидании тебя, а ты с партнером путешествуешь по миру.

Зоран: Все наши друзья – из танцевального мира. Я не представляю себя с девушкой, которая не занимается танцами - все другое, даже ходит она неправильно (смеется).

Татьяна: Однажды он пришел ко мне и сказал, что ему не нравятся ее ногти (смеется). Что?

Зоран: Да, так и есть.

- Что для вас самое важное в танце?

Татьяна: Даже когда я смотрю фильм, я обращаю внимание на движения, даже на то, как они ходят. Движение и музыка; я очень люблю музыку и соединение этих двух составляющих. Тело – как оно движется вместе с музыкой, какие получает ощущения, как выглядит. Для меня это сочетание - самое прекрасное в мире.

Зоран: А я в душе большой ребенок, и танцы для меня как игра, и мне хочется играть снова и снова. И на соревновании я могу получить ощущение, что я играю на самом деле, и мне это нравится. Я один в своем мире, что действительно здорово. Это возможность быть самим собой.

- Многие пары-латинисты говорят, что они ненавидят музыку на Блэкпуле

Зоран: А нам очень нравится музыка Блэкпула.

Татьяна: Ну, я еще могу понять кого-то, кто слушает эту музыку, но он говорит так, не находясь на Блэкпуле. А когда ты на Блэкпуле, в этой атмосфере, в этом зале... не могу себе представить. Да, я не большой фанат музыки, которая звучит на Блэкпуле, дома я такую музыку не слушаю. Но когда я на Блэкпуле, я просто не могу себе представить, что будет звучать какая-то другая музыка. Здесь все просто подходит одно к другому – и музыка, и сами соревнования, и место.

Зоран: Я думаю, такое мнение, в основном у пар, которые, так сказать, намного моложе. Но те из нас, кто является более опытным и возможно уже входит в топ лучших пар, просто любят музыку Блэкпула, а также оркестр Росса Митчела. Это музыка, которая вызывает желание танцевать. Она дает тебе импульс. Так что я думаю, такое отношение к музыке возникает скорей у молодых людей. В последние годы было слишком много музыки в стиле диско, которая вообще не подходит нашему искусству, нашей системе.

Татьяна: Это все равно, что сыграть "Don't cry for me Argentina" для пасодобля. Совершенно этого не представляю, под это невозможно танцевать.
- Вы несколько раз произнесли слово "искусство". Вы считаете, что танцы это больше искусство или спорт?

Зоран: Я думаю, и то и другое. В первую очередь для того, чтобы добиться высоких результатов, необходима выносливость. Ты должен быть готов к тренировкам как спортсмен, но когда ты танцуешь на паркете – это уже искусство. Это не может быть спортом, потому что дело не в том, сколько поворотов ты делаешь, или как высоко прыгаешь, или насколько ты активно двигаешься, или насколько большой у тебя шаг.

Важны динамика, ритмический рисунок, движение корпуса, взаимодействие с партнером – все гораздо глубже. Но при этом мы не можем сказать, что танцы это только искусство, потому что искусство – это балет, а мы должны быть еще физически хорошо подготовлены.

- А разве в балете...

Татьяна: Согласна, это не очень хорошее сравнение.

Зоран: У них все немного по-другому. Им не нужно обладать такой большой выносливостью, как нам.

Татьяна: Я не согласна, я очень уважаю балет.

Зоран: У меня другое мнение.

Татьяна: Я больше думаю о тех людях, танцорах, которые находятся в начале пути. Любой, кто хочет быть танцором должен быть готов к тому, что быть спортсменом. Если вам удастся создать искусство, но при этом у вас будет отсутствовать физическая подготовка, ничего не получится.

Такое бывает не часто, но вы можете видеть пары, которые просто умирают на паркете. И вы уже не можете воспринимать их танец как искусство, потому что он таковым не является. Вы видите только то, что они страдают. Так что в основе все же спорт, а искусство - на вершине пирамиды.

- А как вы поддерживаете форму вне паркета? Занимаетесь йогой или ходите в тренажерный зал?

Зоран: Знаете, мы многое перепробовали за годы танцевальной карьеры. И йогой тоже занимались. Я, например, люблю много бегать, но в беге работают совсем другие мышцы, кроме того здесь вырабатывается несколько другая выносливость, и ты по-прежнему будешь сильно уставать на турнире. Самое лучшее – это выходить и танцевать в финалах. Особенно когда удается станцевать в 3-4 финалах прямо непосредственно перед большим турниром, либо один-два финала каждую неделю.

Татьяна: Также хорошо, например, в полную силу 10 раз танцевать джайв.

Зоран: На наш взгляд, подготовка должна быть именно танцевальной. Например, я не думаю, что бег или езда на велосипеде подходит. Мышцы возможно и работают, и для формы хорошо, но не для тренировки выносливости на паркете, это совсем другое.

Татьяна: Мы также делаем специальные упражнения для танцоров, разработанные Ширли Хенкок. Они направлены на тренировку определенных мышц, которые задействованы у танцоров.

Зоран: Мы все время должны знать, какие мышцы мы используем, какие нужно больше тренировать, чтобы твое тело выглядело в лучшей форме, потому что как мы знаем, от этого во многом зависит, как работает твое тело, как ты держишь позицию. Ты не сможешь выиграть или добиться хорошего результата, если у тебя неправильная позиция. Необходимо делать эти упражнения, чтобы развивать мышечную память.

- Но с такой партнершей вам не грозят проблемы с фитнесом и выносливостью. (Татьяна смеется)

Зоран: Я думаю, это единственная в мире девушка, у которой никогда не бывает проблем с выносливостью. Я в очень хорошей форме сейчас и легко могу оттанцевать финал, но сколько раз было так, что я уставал, а она – никогда. Вот поэтому я должен держать себя в форме.

- Но она выглядит такой хрупкой.

Зоран: Зато внутри нее дьявол!

- С сегодняшнего момента вас будут называть мисс Кнут!

(оба смеются) Татьяна: Мне нравится, когда меня спрашивают, кто я по гороскопу. И я отвечаю "Рыбы", а Зоран говорит: "Нет, она пиранья" (смеется). Маленькая, но опасная.

- Какие у вас планы на будущее?

Зоран: Ну, во-первых, мы хотим выиграть все турниры, которые возможно в любителях. Пока у нас были очень хорошие результаты, так что будем продолжать. Потом мы хотим перейти в профессионалы. Но все зависит от того, как быстро пойдут дела. Если в этом году все сложится замечательно, и мы завоюем все титулы, тогда возможно мы перейдем в профессионалы уже в следующем году или через год.

- В будущем, когда вы станете профессионалами, где вы хотели бы иметь свою студию?

Зоран и Татьяна: В Словении!

Зоран: Мы хотим работать в Словении, где мы живем. Мы хотим, чтобы в нашей стране была хорошая танцевальная база. Конечно, мы много ездим и работаем за рубежом – это не проблема, но все же мне хотелось бы, чтобы и в моей стране что-то было, чтобы была основа, а для этого все есть. Мы не хотим много ездить, потому что в этом случае что-то утрачивается, и хочется некоторой стабильности.

- Обычно мы просим дать совет для тех танцоров, которым не так повезло, и они не так успешны, как вы, а таких на наш сайт приходит 99,9%. Что бы вы им посоветовали, чтобы добиться подобных результатов?

Зоран: Я думаю, первое, что необходимо для достижения хорошего результата – быть фанатиком этого спорта, этого искусства. И это не только про нас, это относится ко всем парам, включая Майкла и Джоанну, поскольку иногда мы тренируемся вместе, а также Риккардо и Юлию. Если ты не фанатик, у тебя ничего не получится.

Татьяна: Если вы не готовы отдать все, тогда не будет ничего. Это будет самая большая любовь в вашей жизни, и вы должны верить в себя и тренироваться, и тренироваться.

Зоран: Но дело не только в тренировках. Люди, похоже, не совсем это понимают. Они иногда говорят "я делаю все возможное".

Тогда я спрашиваю, а что вы делаете. "Ну – мне отвечают, - в этом месяце мы тренировались по 4 часа в день" или иногда слышу "Я тренируюсь каждый день". "Все возможное" означает, что у тебя есть план, и "каждая мелочь" запланирована, и ты тренируешься 8 часов в день. Иногда ты не спишь или спишь только пару часов.

Ты должен зарабатывать деньги, а потом вкладывать их в свою карьеру, но иногда люди не хотят этого делать. У них появляются деньги, и они думают "О, я куплю себе что-нибудь". Это не то.

Тебе приходится многим жертвовать, когда ты работаешь над выносливостью, потому что наступает момент, когда ты говоришь "О, нет, я больше не могу",- и все бросаешь. Ничем не жертвовать – сложно, потому что ты должен делать все возможное. Это трудно.

Нужно не останавливаться и действовать за рамками своих возможностей, чтобы стать лучшим танцором, артистом или спортсменом. Мне кажется, это самая большая жертва, потому что для каждого своего действия, которое тоже ради танца, тебе нужно прилагать больше усилий, чем обычно, и ты не можешь останавливаться.

Татьяна: Верьте в себя!

Зоран: Верьте в себя, потому что на вашем пути будет много взлетов и падений. Несколько лет назад мы были третьими на чемпионате Европы, и вдруг мы - не в финале.

Татьяна: Самый лучший пример – это когда однажды на Европе мы были восьмыми, а неделей позже, на Блэкпуле заняли 86 место.

Зоран: 86! Ты взлетаешь и падаешь.

Татьяна: Да, такое иногда случается.

Зоран: (очень горячо) Но ты не должен сдаваться, ты не должен меньше тренироваться или говорить, что причина в судьях, что они не правы или это их вина. Ты не должен винить партнера - а так делает большинство. Если вы расстанетесь, виноваты будете вы. Остановитесь! Останьтесь вместе. У всех бывают сложные моменты в жизни. Верьте в себя и будьте уверены в выбранном пути. Есть только один путь, и если хоть чуть-чуть с него свернете, вы упустите время.

Все обвиняют судей, и это нормально. От этого не уйти и говорить об этом бесполезно. Но важно то, что можете вы сами.
Мне кажется, Донни как-то сказал "в финале было шесть пар, и пятеро из них - судьи".

Татьяна:(смеясь) Отлично сказано!

Зоран: Конечно, все обвиняют судей, но это бессмысленно.

- Есть ли какой-то человек или пара в прошлом или в настоящем, кому вы хотели бы подражать или чей результат хотели бы повторить?

Зоран: На протяжении моей карьеры это было довольно забавно. Когда я был маленьким, мне нравился Донни – у меня повсюду висели его фотографии. Затем, это был Брайан, мне нравилось, как он танцевал. А сейчас, думаю, для меня пример для подражания – как раз наш стиль, я сам, и то, как я танцую. Конечно, ты смотришь на других, но это тот случай, когда у каждого есть свой стиль. У одного он - один, у другого – другой. И ты берешь у каждого понемногу, думая "о, это я могу".

Татьяна: Но ты должен привносить что-то свое.

Зоран: Да, это должен быть твой стиль. Сейчас мне нравится, как танцует мой тренер, и мне всегда интересно то, что он дает. Но конечно я что-то меняю под себя.

- Есть два подхода к обучению с тренерами. Некоторые пары берут уроки у многих педагогов, чтобы получить несколько различных взглядов, другие занимаются только с несколькими или одним преподавателем. А вы, к какой категории относитесь? Что предпочитаете?

Зоран: Трудно сказать, мы пробовали оба варианта. В самом начале у нас был один или два педагога, и было нормально. Но приходит момент, когда тебе необходимо получать дополнительную информацию. Тебе нужна обратная связь от других людей о том, что им не нравится, и они дают ее тебе. Но важно воспринимать эту информацию и внимательно слушать. И после того, как мы получили информацию от разных людей, мы идем к каким-нибудь новым педагогам за помощью и новой информацией.

Татьяна: Вам необходимо иметь одного или двух основных преподавателей, либо дополняющих друг друга, либо работающих вместе, чтобы они были одной командой.

- Большое спасибо и удачи вам!


Источник: www.dancesport.ru

Просмотров: 1702 | Добавил: Hotja | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Имя *:
Email *:
Код *:

 
Поиск
HomeWork Design 2007
Используются технологии uCoz